главная новости программы видеосюжеты фотографии биография справочная контакты
Пятница, 12 Октября 2012 04:00

2001-2006 гг.

- Георгий Сергеевич, к выборам 2001го года Вы подходили, как действующий Глава города, а это всегда особое положение, и с вот этой позиции – расскажите о предвыборной ситуации в Самаре и вообще о текущем положении дел в городе.

- Первое, что вспоминается, так это определённое «охлаждение» отношений с областной администрацией – где-то месяцев за десять до выборов, и переход в обладминистрацию одного из моих замов Юрия Ивановича Присекина. Я тогда сразу понял, что губернатор, оставаясь со мной в хороших отношениях, готовит какой-то «вариант». Я подчеркиваю, отношения с Титовым у нас всегда оставались ровными, он всегда был хорошим игроком в политике, думаю, и теперь им остаётся. Финансово-промышленные группы пытались расшатать ситуацию в администрации – различными приглашениями уже подготовленных специалистов на более высокие должности… Ну, и многими другими «технологиями» и «операциями», которые можно назвать коротко – расшатывание команды. Это был начальный период предвыборной кампании.

Но я хочу сейчас вспомнить ещё и чуть более ранний период времени – 2000 год. Он мне запомнился приездом президента России – Владимира Владимировича Путина. Он мне вручил – и мне, и генералу Глухову, тогда начальнику ГУВД Самарской области, - книги со своей подписью «За участие в выборной кампании». У меня есть эта книга. Там написано: «Лиманскому Георгию Сергеевичу, с уважением на добрую память В. Путин». Это был конец августа 2000го года. Путин на меня произвёл впечатление такое же, какое он производил на экране телевизора. Понимающий, доступный человек. Когда мы его встречали, я спросил: «Владимир Владимирович, может быть, Вы приедете, устроите у нас показательный поединок по борьбе?» (улыбается) Он ответил: «Когда с Титовым построите Дворец многоборья – приеду обязательно!» Я потом прикладывал к этому проекту все усилия, но нужны были большие средства, проект в итоге не состоялся. В силу разных причин. Вы знаете, Константин Алексеевич, «ходил» в президенты России… Не знаю, может быть, это была его мечта, или это была судьба такая – я не могу сейчас об этом судить…

Возвращаясь к 2001ому году, скажу так: сколько себя знаю, финансово-промышленные группы – пусть и только зарождающиеся - на выборах Главы города всегда пытались как-то меня «сдвигать». Потому что я всегда был с народом, с простыми людьми, а любые действия ФПГ всегда сопровождались ущемлением интересов рядовых граждан Самары. Это видно и сегодня: лишение льгот, повышение квартплаты и так далее. А я всегда помнил истину – помогать нуждающимся, тем, кто слабее. И кстати, сына своего тоже приучал и приучаю к этому. Он помню, пришёл один раз домой, принёс котёнка – была зима. Говорит: «Ему же плохо там, холодно». Я сказал: «Ну, что ж, сынок, пусть живёт, конечно!» Или случай был с птичкой маленькой, которая выпала из гнезда. Выкормили её из пипетки, выходили, отпустили на волю. Думаю, она улетела, благодарная. Понимаете, воспитание – это очень длительный процесс, также как воспитание самого города.

Приведу пример. Ленинградцы советского времени и сегодняшнего – это совершенно разные люди. Недавно был в Петербурге. Конечно, сейчас там, может быть, очень много приезжих… А раньше? Чтобы на улице кто-то уронил бумажку – не дай Бог! Или чтобы кто-то громко разговаривал в трамвае – это было нонсенсом! Я всегда трепетно относился к Ленинграду – у его жителей всегда было особое воспитание. Сейчас люди там стали совсем другими. Может быть, повлияла «бархатная революция» 90го года? Очевидны последствия миграции – истинных ленинградцев стало меньше. Миграция «размыла» неповторимую атмосферу высокой духовности, нравственности ленинградцев…

Сегодня многие пожилые люди до сих пор не понимают, что живут в капиталистическом государстве…

- Сохраняют «социалистическое сознание»?

- Сохраняют сознание того, что «тебя всегда вылечат», «пусть в очереди постоишь, зато получишь дешёвую колбасу». Я сейчас не буду говорить о политике, я говорю о психологии. И вот психология нарождающихся финансово-промышленных групп, «нуворишей», состояла в том, что они хотели всё забирать. Многие считают: «он богатый, воровать не будет!» Я с этим не согласен! Почитайте журнал «Форбс». В России кризис, а число миллиардеров увеличилось почти вдвое! Я не думаю, что число бедных уменьшилось, наверно, наоборот – увеличилось! Но это говорит ещё и о чем? О том, что те, кто заработал различными способами, они будут пытаться забрать и власть.

2001ый год. Присекин, Звягин Геннадий Михайлович, он шел от «газовиков» - основные мои конкуренты. Борьба была. Присекину было очень неуютно. Звягина поддерживали. Я спрашивал у людей: «Почему?» Мне отвечали: «Он присылал нам лекарства». Коммерческое «зарабатывание» голосов зарождалось уже тогда. Я считаю, что это неправильно! Вот как бы мы ни жили, как бы нам ни было плохо! – власть каждый человек, пусть даже очень бедный или пьющий, должен выбирать с сознанием того, что «власть – это будущее твоих детей, власть – это твоя жизнь завтра, послезавтра».

Я уже приводил однажды пример человека, которому на выборах Главы Самары в 2006ом году заплатили 500 рублей. Он мне сказал: «Я смотрю на повышение цен – проезд повысился, на дачу стало дорого ездить, придётся участок продавать!» Купился и проиграл в итоге. Я почему сейчас об этом вспомнил? Потому что всё это входило в мою программу. Задача была сохранить все дачи заводские: и Чёрновский массив, и Старосемейкино, Томылово, «Вишневские» дачи и другие массивы, которые давали людям дополнительную «подкормку» зимой в виде солений, варенья, картошки и так далее. Всё равно же люди делали «заготовки» - это было для них подспорьем!

В 1999ом году я создал Самарский муниципальный институт управления. И сегодня многие ребята, его выпускники, работают в различных отраслях городского хозяйства. Мы брали одарённых ребят из семей, которые не имели денег на обучение. Персонально у нас занималась этим делом Алла Волчкова. Не «блатных», а ребят, не испорченных деньгами, которые впоследствии могли бы стать работниками муниципалитета. Чего сегодня, кстати, и не хватает России. Не хватает кадров! Эти посылы из 90ых: «менеджеры, экономисты, юристы» - на сегодняшний день их слишком много. Наверно на сто лет вперед! А реально если присмотреться, «пощупать», то и специалистов-то нет! Учатся в основном за деньги – знаний никаких.

Возвращаясь к выборам. Конечно, большую роль в них сыграли поддержка населения, ну и, конечно, председатель ГТРК «Самара» Александр Князев. В тот период времени он меня поддержал – у них образовался конфликт с областью. Потом он пострадал даже, хотя я не думаю, что он жалеет об этом.

Ну и конечно, отмечу отсутствие «беспредела» в избирательных комиссиях, который был, например, в 2006ом году. Фактически избирательные комиссии состояли тогда ещё из «заводчан» - неподкупных людей. Это были честные, демократические выборы. Я тогда выиграл в первом туре. Для меня это стало дополнительным стимулом работы, укреплением силы – народ поддержал мои программы и начинания.

- Расскажите, пожалуйста, об этих программах подробнее.

- Их было много! «Самара - чистый город», «Самара- зелёный город». «Дети Самары», «Самара спортивная», «Культурная Самара»… Общий наш девиз был «Самара – сильная просвещённая»! «Самара - лучше всех!» - под этим девизом мы готовили различные ансамбли детские – они выезжали даже за рубеж, занимали 1-2ые места. Плюс - специалисты по профессиям блистали! Трамвайно-троллейбусное управление занимало первое место в России! Департамент зеленхоза – второе место занимал в стране!

На базе МП «ТТУ» мы создали мини-завод, где на основе «остова» трамвая собирали новые составы – лучше чешских! И всё это руками самарских рабочих-умельцев!

Мы разработали специальную программу работы со всеми конфессиями региона: с православными, с мусульманами, с протестантами всех направлений, католиками, буддистами, старообрядцами, самарцами, исповедующими иудаизм и многими другими – со всеми конфессиями, которые разрешены законом. В конечном итоге, Бог един! И человек верующий – он никогда не сделает злого дела. Он не научит ребёнка, подростка курить, пить, «ширяться» наркотиками.

Мы вернули старообрядческую церковь напротив администрации, выкупив здание у частной организации «Станкозавод». Из церкви уже начинали делать ресторан, бордель.

Очень важная совместная программа была подписана с председателем Союза промышленников и предпринимателей Самарской области Игорем Леонидовичем Шитаревым – о строительстве жилья для заводчан. За счет кредитования работников промышленных предприятий – «Электрощит» и другие заводы начинали проектирование. Мы выделяли площадки.

И, конечно, у нас была своя программа «Доступное жильё молодой семье». В Солнечном микрорайоне у нас секции домов строились, на улице Антонова – Овсеенко была построена 1ая секция дома. За четыре последующих года новые «хозяева» города так и не смогли достроить вторую секцию, чтобы в сроки заселить туда людей. А у нас было бесплатное жильё. Потом когда федеральное законодательство изменилось, и уже нельзя было этого делать, мы всё равно решали вопрос о заключении долгосрочных договоров по приобретению квартир – на 25-50 лет. То есть люди получали жильё всё равно!

Была программа по оказанию помощи людям с ограниченными возможностями. Организация «Десница», очень много работали с председателем Общества инвалидов – проводили выставки, соревнования, создавали рабочие места.

Работали и с многодетными семьями. Взять ту же семью Чекмарёвых – сегодня она очень известна. Мы выделили им специальное социальное жильё, помогли им. Сегодня ансамбль Чекмарёвых знают не только в Самаре, но и в России. Молодцы!

Параллельно мы занимались созданием так называемых «семейных детских домов». Ликвидировали достаточно большое количество детдомов в их прежнем виде и понимании.

У нас был самый низкий процент смертности среди «новорождённых». Пошёл в «плюс» уровень рождаемости. Это очень был важный фактор!

Георгий Лиманский в родильном отделении

Сегодня, когда Тархов обвиняет нас в отсутствии детских садов, я отвечаю: «Нам удалось выправить ситуацию по рождаемости. Родился ребёнок – детский сад нужен через 2-3 года. Когда он пришёл на должность четыре года назад, уже тогда надо было думать: надо что-то делать!». У нас очередей в детски сады не было! Пустующие детские сады никто не продавал – их использовали под подростковые клубы, под соцзащиту, под социальные организации для молодёжи. И мы следили за тем, чтобы помещения использовались по профилю! Уже тогда у нас был проект по строительству новых детских садов, включая центр «Мать и дитя» на территории больницы Пирогова. Этот вопрос мы обсуждали с губернатором.

И мне просто неловко за действующую власть города, что они сегодня не могут найти выхода из сложившейся ситуации. Если бы я продолжал оставаться Главой города – такого «бардака» я бы не допустил никогда! Даже если бы каждый день в Самаре рождалось по сто детей – всё равно нашёл бы выход из положения! (улыбается)

- То есть резерв был?

- Конечно, был! Было очень много вариантов! Уверен на сто процентов, что у нас бы сегодня очередей в детские сады не было! Повторю: уверен на сто процентов!

- Георгий Сергеевич, в 2001-2006ом годах город Самара по праву носил звание Лидера. Неслучайно ведь именно Вы возглавили «Ассоциацию городов Поволжья»?

- Ну как сказать? (улыбается) Я же не обзванивал всех и не говорил: «Вот я хочу стать тем-то, возглавить то-то»… На заседании «Союза городов России», я всех знал и там своими идеями и мыслями со всеми поделился. Курбаши (Камиль) Исхаков – мэр Казани, сильный человек, сейчас он работает заместителем министра в Москве, сказал: «Раз Георгий говорит об этом, давайте мы в Самаре и соберёмся!» Не планировали, кто будет президентом или ещё что-то… Собрались все мэры городов Поволжья, на тот момент к нам тогда не успели присоединиться только Волгоград и Астрахань, а так все остальные города были. Ну, и когда учредили Ассоциацию, мэр Нижнего Новгорода Лебедев предложил: «Раз Георгий нас сюда пригласил, давайте его и изберем Президентом!». То есть никогда я ни с кем на эту тему не говорил – так получилось.

Хотя до этого Олег Николаевич тоже пытался создать что-то, но не получалось. Сейчас Ассоциация существует, но центр уже не в Самаре, а в Нижнем Новгороде. «Уплыла» от нас. Не знаю как, но как слышал, Тархов разослал всем телеграммы… А тут так нельзя. Дипломатия нужна определённая!

Потом меня избрали вице-президентом «Союза городов России», спустя год. В этот же период я получил первую в истории России премию «Национальный олимп» в номинации «Лучший мэр России», уходящего 20го века. Всё это проходило официально. Награду вручал Полномочный представитель президента РФ в Совете Федерации. Это не какая-нибудь общественная премия, которую можно купить или её в подвале кому-то выдают. Нет, «национальный олимп» - это очень серьёзная награда. Общероссийское признание!

Несколько лет спустя Самара получила премию за экономическое развитие города – «Золотой рубль». Награду мы получили из рук Евгения Максимовича Примакова – председателя Торгово-промышленной палаты РФ. А через некоторое время премию «Золотой рубль» получил уже я, как Глава города, вместе с почетным знаком Торгово-промышленной палаты РФ. Поверьте, я говорю об этом не для того, чтобы хвалить себя – это была заслуга горожан, которые были рядом со мной. Говорю это для того, чтобы показать огромный потенциал нашего города – сильных, просвещённых самарцев! Поучение столь высоких наград за экономическое развитие города в то непростое время, за нахождение нестандартных подходов в решении вопросов повышения промышленного производства, ВВП – всё это стало дополнительным признанием Самары со стороны федеральных властей.

Ведь помимо программ, мы очень мощно развивали здесь малый и средний бизнес! Результаты говорят сами за себя! По товарообороту мы занимали по России 2-3 место, разделяя пьедестал почёта с Санкт-Петербургом. На первом была Москва. Понятно – это столица и там 14 миллионов жителей и мощный потенциал.

А вот по количеству предоставленных бытовых услуг – мы очень много создавали в городе производственных мастерских – занимали второе место после столицы! Такой «современный НЭП» - новая экономическая политика. В мастерских изготавливали гвозди, пуговицы, «подковки», чтобы подбить каблуки ботинок, подковы для лошадей, посуду! Развивали ремесленное дело – деревянное зодчество, стекло. То, что можно сделать небольшим коллективом. Я уж не говорю об общественном питании – это «пирожковые», выпечка хлеба и так далее. Плюс – швейное производство, ателье, химчистки и прочее, что связано с бытовыми услугами. Второе место мы по этому показателю занимали, уступали только Москве!

- То есть поддерживали не только торговлю, а прежде всего реальных производителей?

- Именно их! Закупали станки, ездили, смотрели на производство и так далее. Причем очень важный момент был такой у нас – «муниципальный заказ». Это тоже была программа. Мы всё, что возможно – закупали на наших заводах. Причем, это было в масштабах всей «Ассоциации городов Поволжья». Если, например, в Чебоксарах были соответствующие электроприборы и электроматериалы для нашего метро – мы закупали у них. Мы им помогали, а они помогали нам. Если что-то было необходимо из самарского производства, к примеру, с Кабельного завода, или с завода «Электрощит» - мы старались настроить мэров Поволжья, чтобы они покупали у нас. Мы, таким образом, поддерживали отечественного товаропроизводителя.

Смысл один: если мы покупаем импортное, то мы, соответственно, отдаём деньги и поддерживаем иностранного производителя. Мы его укрепляем, а своего топим! Если мы покупаем у своего производителя – неважно там, Чебоксары, Казань, - то мы оставляем деньги у нас. Деньги остаются в кошельках наших рабочих. И наши рабочие покупают наши же товары.

Это основа. Этого не надо придумывать. Это 30е годы прошлого столетия - «великая депрессия» и книга Рузвельта «Великий путь». Когда Рузвельт закрыл страну, коммунистическое государство было – и банки были государственные, всё! И, конечно, общественные работы, чтобы нация не спилась. Это и уборка улиц, парков, очистка рек, - да всё, что угодно! Чтобы, с одной стороны, занять людей, а с другой, чтобы была польза для города, штата, государства! Я читал эту книгу много раз, и она всегда была для меня основой. Читал я, безусловно, и Ленина – «НЭП – новая экономическая политика». Многие просто не понимают, что надо всё черпать из истории. Ленин же пошёл по этому пути, он отошёл от военного коммунизма, понимая, что бесполезно, надо развивать экономику. Читал я и работы Плеханова, и экономистов новой эпохи – американских, немецких, английских. Того же Егора Гайдара… надо уметь выбирать зёрна полезного, чтобы применять их в конкретном случае, в конкретном городе. Я, разумеется, говорю о Самаре.

К чему я сейчас веду разговор? Все мои подчинённые, включая двадцать процентов тех, кто пришли из армии, я их всех заставил учиться! Они все получили второе высшее образование – экономическое, юридическое, техническое, строительное и так далее. На сегодняшний день я знаю, что многие, либо в конце 2006го года, либо сейчас даже защитили диссертации. Очень важно постоянно совершенствовать людей. Посылать их на курсы, на различные выставки. Чтобы они своими глазами видели всё – уже тогда мы внедряли в работу интернет.

Вот сам я за границу не выезжал, хотя мы проделали очень большую работу по созданию городов-побратимов Самары. До этого у нас тоже были связи и с Узбекистаном, и с Германией, и с Болгарией. С Петербургом появились отношения!

Как мы начали строить Ленинградскую? Меня обвиняли: идёт продажа имущества! Могу сказать, всё имущество, находившееся в плохом состоянии, зачастую даже разбитое, с него все средства шли на строительство Ленинградской. Улица будет стоять века! Мы же не себе строили – людям! Сейчас приятно туда прийти – самарцы гуляют, отдыхают.

Георгий Лиманский на улице Ленинградская

- Георгий Сергеевич, действительно годы Вашего пребывания в должности Главы города отмечены появлением в Самаре объектов, ставших «знаковыми». Ленинградская, ракета-носитель «Союз» на проспекте Ленина, храм Кирилла и Мефодия, храм Георгия Победоносца…

- Храм на площади Славы был, безусловно, очень сложным проектом. Изначально областные власти «спускали» нас вниз – на Волжский проспект. Я спорил: «Ну как же так? Это храм, памятник людям, погибшим в годы Великой Отечественной войны! Я же не себе. Ну, имя у меня такое – Георгий! Георгиев много было – маршал Жуков тоже Георгий! Давайте его по- другому назовём, нет вопросов! Но храм на площади Славы должен появиться обязательно!» Ветераны меня поддержали. Владыка нас благословил – есть даже фотография установки на месте будущего строительства креста. Мы приложили очень большие усилия! Владыка убеждал Константина Алексеевича Титова… На закладку капсулы потомкам приехал сам Святейший Патриарх Алексий Второй. Храм был построен.

Храм Кирилла и Мефодия был состоянии запустения, «недостроя»… Мы занялись его восстановлением, достройкой – подняли купола. Они были освящены патриархом Алексием Вторым.

Непосредственно сам памятник Кириллу и Мефодию – это чистые пожертвования моей семьи, моего брата. Об этом никто не знает. Узнают сегодня – времени прошло достаточно. Тогда я об этом не говорил, хотя мог… На тех же выборах. Но помощь наша тогда – она шла от души.

Официально работами занимался Вячеслав Клыков – человек, который изваял монумент маршала Победы Георгия Жукова на Манежной площади в Москве. Это великий русский скульптор, который понимал национальную основу нашего народа. Было тоже непросто. Он мне звонил. Поджимали сроки, открывались в тот год Кирилло-мефодиевские чтения, нужно было успеть к 25ому мая. Деньги не поступали, хотя область должна была дать, но средства были найдены. Я уже сказал Вам, каким образом. Памятник поставили. Хотя ведь были на тот момент в Самаре уже «олигархи» - никто не помог. Видите, я же говорил: не надо думать, что чем богаче человек, тем щедрее. Богатство не останавливает, наоборот. Есть один самолёт, купит второй. Есть одна вилла в Португалии, купит на Майами!

Ну а что до появления на проспекте Ленина ракеты-носителя «Союз», то мы должны помнить: именно Самара подняла в небо Юрия Алексеевича Гагарина. Наша ракета! Долгие были у нас разговоры – как, что, где? Найти место подходящее, обсудить с населением. Дмитрий Ильич Козлов, царствие ему небесное, нам очень в этом вопросе помогал. Дважды Герой соцтруда, почетный гражданин Самары, великий человек, соратник и друг Сергея Павловича Королёва! Скорблю о том, что он ушёл из жизни, я не смог по определённым причинам его проводить в последний путь.

Дмитрий Ильич, кстати, был моим доверенным лицом на выборах, меня поддерживал, причём, позвонил сам. Также как и Макашов Альберт Михайлович! Вот такая «разнополярность» - одновременно с ним меня поддерживал демократ Явлинский. И Егор Тимурович Гайдар – мы с ним были в хороших отношениях. Он недавно ушел из жизни. Я в тот момент был в Москве и проводил его в последний путь. Рано он ушел, в молодом возрасте. Это был человек – мечтатель! Очень много было у него интересных мыслей, не смог он их связать с реальностью, к сожалению. Его многие не любят, обвиняют, но, на мой взгляд, Гайдар был умнейшим человеком. Просто он был теоретиком, не чувствовал жизни. Применял законы, которые не могли действовать в России в 90ые. Я ему об этом говорил, кстати. Он относился ко мне положительно. Предлагал поддержку. Хотя понимал, «ну как я тебя поддержку? Выступлю в твою поддержку, а получится «заминусую»! (улыбается) Беседовали мы с ним с много. В разговорах с ним я открыто говорил ему: «Егор Тимурович, не будут работать ваши законы. Мы не прошли ещё определённые этапы экономического развития, как западные страны». Я экономику знаю хорошо, помимо юриспруденции. Так-то я технический инженер, образование у меня техническое. Может быть в тот момент, российским экономистам не хватало именно технического образования, чтобы понять экономику и заставить её работать.

- Среди людей, с которыми Вы в разное время общались, дружили, работали немало прогрессивно настроенных личностей, созидателей, государственников – как регионального, так и общероссийского уровня. Как Вы сходитесь с людьми, как определяете близких Вам по духу?

- Схожусь, потому что не отвергаю того, что свойственно человеку. Если люди не несут зла. Есть такие моменты – «дружба дружбой, а служба службой», как например с Гайдаром. Я с ним дружил, но это не мешало мне критиковать его работу. Расхождения по той же Чечне у нас были. Но это не давало никакого повода дуться друг на друга, или говорить что-то.

Явлинский – тот спортсмен. Он боксом занимался. Если б не его чересчур большая интеллигентность… Мне очень понравилось, когда Ельцин назвал Явлинского единственным человеком, который понимал все процессы, происходящие в России. Это было в интервью незадолго до его ухода из жизни.

Знаком я с Наиной Иосифовной, супругой первого президента. Очень замечательный человек! Просто замечательная женщина! Надо понимать, что не Ельцин «заварил» эту кашу с развалом Советского Союза – не Ельцин, а Горбачёв! В книге «Самарские джокеры», над которой я сейчас работаю, будет рассказ Николая Ивановича Рыжкова, который при Горбачёве был председателем Совета Министров. Это будет очень интересная глава, в которой будет описано, как все это происходило. В Баку, в Тбилиси – будет показан процесс развала нашего государства. Но это мы сейчас с Вами заговорили о большой политике…

- Да, давайте вернёмся в русло политики самарской. Георгий Сергеевич, вот это Ваше единение с самарским народом, большой кредит доверия, который выписали Вам горожане, с определённого момента времени всё это начало злить финансово-промышленные группы. И в 2004ом году они повели себя весьма агрессивно, развязав войну за смену власти в областной столице.

- Они начали «замазывать» нас посредством больших денег, через телевидение…

Мы были лучшим городом – это факт. Я же получил премию «Национальный олимп», как лучший мэр. Там же выбирала комиссия – администрация президента, общественность и так далее. Два раза мы получали премию «Золотой рубль» за успешное экономическое развитие города. Мы всю «социалку» промышленную взяли на себя – это же было так сложно! Один только завод Фрунзе более или менее привел свои объекты в порядок, а всё остальное было в разбитом состоянии, нагрузка на город легла колоссальная! Притом, что мы снизили квартплату. Это была большая поддержка предприятиям, и всё это было сделано мною, моей командой.

Они начали лезть на заводы. Посмотрите заводы на Безымянке – «Промсвязь» там и так далее. Когда я уезжал, видел: зайти-то туда ФПГ зашли, а вот сделать ничего не сделали! Завод Масленникова разрушенный стоит. Хотя, даже если выносить за городскую черту, вводить какое-то производство там надо было. Я и второй раз повторю: если мы покупаем импортный товар, мы укрепляем другую страну – Америку, Италию и так далее. Если покупаем свой товар, деньги оставляем в России, в Самаре и эти средства ложатся в зарплату, в карман конкретной семьи. Мы укрепляем свою экономику, свою страну. Самолетостроение в Самаре разрушили? Теперь его нет. Дальше не буду продолжать, Вы сами всё знаете и видите: или склады, или рынки там размещаются... А на одной торговле город не поднимешь! Всё равно надо заниматься производством – хотя понятно, что это сложно…

А вот эти группки людей они заработали денежки и… за границу! Вот мы сейчас говорим: Абрамович купил! А откуда деньги? Почему не Вы купили? Значит, он оказался рядом с каким-то лакомым кусочком в то время.

- Ну, среди тех, кто в то время противостоял горадминистрации было немало состоятельных господ. У многих и сейчас семьи живут за границей, сами они ездят на роскошных иномарках…

- Ну, знаете, иномарки сейчас практически везде… И у моей семьи есть иномарка. Правда, 2006го года выпуска… Так что это не показатель. Сейчас, едешь по городу нашу машину редко увидишь, к сожалению. Подчеркиваю: к сожалению!

А то, что семьи живут за границей и меняют виллы – это да! И даже не в одной стране! Да и здесь в Самаре – я приехал, хотел прокатиться вдоль Красной Глинки, просто посмотреть, соскучился по Волге… Везде всё загорожено! Всё скуплено, продано – одни дворцы! Ну, так же нельзя – должна же быть какая-то социальная справедливость! У основной массы самарцев должна же быть возможность выйти туда, отдохнуть, покупаться и так далее. Есть такие понятия, как «предел» и «беспредел». Надо жить по закону, по понятиям закона – это очень важно. Этого сегодня, к сожалению, нет.

Такое впечатление, что в эти 4ре года они рвали всё, что только можно! Не вкладывая полученные средства в какие-то жизненно важные для города проекты. Взяли бы и построили, скажем, детский театр! Или восстановили тот же стадион «Буревестник»! Я обращался по этому поводу к губернатору. Звонил Тархову, оставил номер телефона – был готов помочь ему в этом вопросе! «Буревестник» - это целая эпопея! Хоть земля там и профсоюзная, я в свое время остановил Егорова, царствие ему небесное! Говорил: «Ну, нельзя этого делать! Нельзя! Это единственный стадион для молодёжи! Студенческий!» Недавно по телевидению выступал лидер партии «Единая Россия», Путин Владимир Владимирович, который подчеркнул: «У каждого учебного заведения должно быть пространство, где учащиеся могли бы заниматься спортом». В Самаре единственный стадион студенческий был и посмотрите: что с ним стало? Круглосуточная автостоянка, какие-то магазины! Я, например, не верю, что с этой ситуацией не могут справиться! Это делается властью элементарно. Находят же какие-то точки соприкосновения! Это же, подчеркиваю, единственный стадион! Нельзя так! Равнодушие какое-то городской власти!

Съездите для интереса туда, посмотрите, что там творится – это я предлагаю посетителям своего сайта. Раньше турники стояли, дорожка была мягкая, резиновая! Люди приезжали семьями, занимались, футбольное поле было!

Вот все сейчас говорят: Китай, Китай, Китай! А там с детского сада, за счёт государственных денег и муниципальных денег, приучают детей к труду! Подчеркиваю: с детского сада! Там практически все детские сады финансируются за счёт государства или муниципалитета! С одной стороны, приучают к труду, с другой стороны, создают здорового человека – физически и нравственно здорового. Очень многое постигают через историю, философию – своё, китайское.

Поэтому и показывают сейчас по телевидению, как они весь Восток России начинают «осваивать». У них там подпольные заводы, они рубят лес. Я видел это собственными глазами. Ну, что у нас там, на местах, не могут разобраться? Или, кто-то в этом замешан, кто-то получил взятку за это? Раз всё это идёт, но никто остановить не может. Приходится везде президенту и премьеру с топором ходить! Путин недавно сказал: «Стрелять за это надо, но нельзя у нас этого делать в государстве!» А я бы вот за стадион «Буревестник» подъехал бы на танке, тем более, что умею им управлять, и всё бы «закатал» там! «Закатал» бы все эти стоянки, все эти киоски, если б можно это было делать в России! Без людей, конечно! (улыбается)

Действительно, нужны жёсткие меры и меры эти должны идти и от руководителей. Сейчас очень непросто и Медведеву, и Путину. Поэтому, когда их сейчас начинают критиковать, я отвечаю: «Ну, а что вы критикуете?! Вы попробуйте сами! Когда в стране всё расшатано было с 80ых годов – такое огромное государство! Не всё так просто, как кажется!» Когда с трибуны стадиона кричат мастеру спорта, футболисту: «Мазила!» А тот, кто кричит, он сам даже по мячу не попадёт! Не хочу, конечно, болельщиков обижать, просто привожу наиболее яркий пример.

- Тем не менее, даже находясь в условиях давления со стороны ФПГ, городская администрация под Вашим руководством продолжала успешную работу. В Самаре строилось жилье, без сбоев начинался отопительный сезон, город жил в нормальном ритме. Как Вам это удавалось?

- Потому что самарский народ сохранил свою сплоченность! Он поддерживал меня! Никто не смог его разобщить, растащить голоса коммерческим подкупом. Это произошло только в 2006ом году.

А предшествовало этому то, что в 2003ем году, некоторые влиятельные люди из областной администрации собрали лидеров ФПГ в ДК «Звезда» и сказали: «Вам мешает Лиманский? Так идите на него!» Я думаю, попозже эти люди из обладминистрации об этом сильно пожалели. Я не буду говорить о деталях, но, как юрист, я считаю избирательная комиссия, состав которой утвердила городская дума, была «призвана» незаконно. Могли бы дать время на исправление и так далее. А областная комиссия во главе с Садчиковым быстро сформировала горизбирком, куда вошли представители ФПГ. И всё – они отдали им в руки главный ресурс. Там сидели уже не «заводчане», а бритоголовые ребята с цепочками.

Так избиралась гордума, которую возглавил вице-президент «СОКа», господин Ильин.

Конечно, работать приходилось в напряжённом режиме. Нам мешали, вставляли палки в колеса, но, тем не менее, мы всё равно продвигали все наши программы. Самое главное, что мы всё равно добились прямых выборов Главы города! Хотя ФПГ хотели, чтобы Городская Дума избирала «сити-менеджера». Ну что это такое? Какой-то «менеджер» и разношёрстная городская дума?! Я, например, как государственник и как управленец, этого не то, что не понимаю, а просто не приемлю! Это неприемлемо! Конечно, для ФПГ и «олигархов» - это удобно. А с точки зрения простых людей, населения – это очень плохо! Ведь они не могут достучаться до реального человека, который может решить их насущные проблемы. Причём, если для власти это проблема незначительная, то для жителей бывает так, что это вопросы «жизни или смерти».

Другие материалы в этой категории: « 2006 год Вхождение в политику »
Курсы валют Центробанка
на 25.05.2017 г.
usdUSD56.27(-0.28)
eurEUR62.92(-0.70)

ВКонтакте Twitter You Tube