главная новости программы видеосюжеты фотографии биография справочная контакты
Суббота, 13 Октября 2012 04:00

Иду на Город

- Георгий Сергеевич, впервые в выборах главы Самары Вы приняли участие в 1996ом году. Как проходила та кампания? Давайте обсудим состав её участников и итоги.

- Главными участниками кампании были: действующий глава города Сысуев Олег Николаевич, Белоусов Александр Николаевич – глава Ленинского района, я – Ваш покорный слуга, в то время заместитель председателя Самарской Губернской Думы, и ряд других кандидатов, сейчас их уже не помню. Я назвал тройку, потому что выборы проходили, скажем, с достаточно большим использованием административного ресурса со стороны городской администрации и, скажем, для меня это был просто такой «обкат». Я знал, что в 96ом году я первое место не займу – тогда это было видно по проводимым рейтингам. Я занял второе место – Олег Николаевич тогда, конечно, тогда ушел с большим отрывом вверх. На третьем был Белоусов. Александра Николаевича это, конечно, огорчило, потому что он был действующим главой района. Мы с ним встречались, разговаривали. Я даже сказал ему в шутку: «Давай поменяемся!» Там где-то в процент был разрыв. Ну, по крайней мере, выборы эти прошли. Нас, конечно, костерили, по рейтингу чуть ли не на последнее место сбросили все газеты.

Что я ещё могу сказать о выборах 96го года? Конечно, меня тогда сильно поддержал Комитет солдатских матерей, потому что я тогда прошел очень серьёзную дорогу, связанную с Чечнёй.

Много мы тогда решили проблем по телефонизации – Приволжский, Солнечный микрорайоны, Промышленный район. Я смотрел, где основные избиратели голосовали. Ну и люди больше меня узнали – узнали по тем обращениям и по тем решениям, которые я выполнял. Я помогал и заводам – выходил на областную администрацию. Когда принимались решения непосредственно на Губернской Думе – сейчас всё принимается как-то очень быстро, видимо, либо заранее там всё предусмотрено, а в 96-97ом годах, тогда решалось всё не так просто. Спорили, выходили на цифры – по несколько раз голосовали, переносили на следующее заседание и так далее. Мы помогали тогда и заводам Промышленного района – КАТЭКу, когда он являлся заводом, заводу Масленникова. Решали вопросы, связанные с кредитованием и так далее. То есть был контакт. По крайней мере, депутатов Губернской думы, тех, кто работал достаточно активно с населением, с промышленностью, с директорами – их знали. Сейчас. когда я выезжал в микрорайоны, очень редко называли мне фамилии депутатов люди. А в то время люди знали. Легендарный Гром Владимир Семёнович – был такой от КПРФ, шёл от Красной Глинки. Наталья Алексеевна Боброва. Николай Альфредович Ренц из Тольятти! Вообще «тольяттинскую группу» можно выделить отдельно – молодцы, они всегда вместе были.

В Самаре мы постарались создать депутатскую группу от Промышленного района и надо сказать, в тот период времени та же депутат Лосева, сейчас Братчикова – депутат гордумы, она сейчас конечно изменилась, я не могу давать ей оценку на сегодняшний день, но на тот период она нас собирала. Мы вместе принимали решения и по району, и по ЖКХ, и конкретно помогали Промышленному району, потому что шли от него. Я всегда объективно о людях говорю и если брать тот период времени, то объективно мы находили общий язык, точки соприкосновения с главой Промышленного района. Ну, конечно, на выборах они работали на Олега Николаевича Сысуева – это понятно, потому что у них единая команда была. Тем не менее, в Промышленном районе не было никаких запретов, чтобы я не мог прийти в школу, выступить перед родителями на собраниях – такого не было. Всё было в рамках демократического процесса.

- То есть по сравнению с тем, что происходит на выборах сейчас, та кампания была честной?

- Ну, я не буду говорить о сегодняшнем дне. Это Ваше мнение. Я говорю о периоде 96го года. Тогда я занял второе место и потом, как говорят: судьба. Олега Николаевича забирают в Москву, вице-премьером правительства РФ и начинается новая кампания! Практически те же самые люди, только появился Афанасьев Анатолий Михайлович – заместитель главы администрации города Самары. Его выбрали, как основного человека, которого поддерживал город – имеется в виду администрация. В 97ом году была уже жёсткая такая борьба, потому что подключились тогда начавшие формироваться финансово-промышленные группы. А я всегда шёл от народа. Народ тогда был сплочённый – не как сегодня. Сегодня самарцы как-то разобщены – другие мысли у людей, а тогда горожане были едины.

Фактически в 97ом году у меня штаб был всего 7 человек. Всего 7 человек! Остальные люди были добровольцами – с микрорайонов, с заводов. Сысуев, уходя в Москву, повысил в квартплату, его и взяли в правительство, как экспериментатора в сфере реформ ЖКХ, Немцов взял, рекомендовал, по крайней мере. Хотя я тогда считал, и сегодня считаю, что реформирование – вот, сколько уже прошло времени? 13 лет! – а воз и ныне там! Деньги просто слились в чьи-то руки – так у нас появились миллиардеры. Ну это моё мнение. А я считал, что снижение квартплаты надо делать! Потому что у основной массы людей зарплата низкая была – я и на заводах был – так что мой лозунг был «Социальная защита населения».

Это снижение квартплаты, восстановление подростковых клубов, которые были заняты пивнушками, магазинчиками и прочее. Мы восстановили и довели число подростковых клубов до двухсот! Понятно, что инвентарь был не совсем тот, который хотелось бы видеть, но, по крайней мере, места для того, чтобы дети могли туда прийти и заниматься – были. Как в советское время было - кружок самолётостроения в Промышленном районе, в Кировском. В Железнодорожном – там всё, что связано с железной дорогой - сборка различных схем, радио моделирование и прочее. Спортивные секции, туристические.

Георгий Лиманский с выпускниками школы

У нас из этого потом фактически появилась программа «Дети Самары». Она была очень обширной по направлениям. Дети у нас приобщались к культуре. Хоровые лагеря организовывали, восстановили «зарницу» и много, много что ещё. Но задача была одна – занять детей.

Я выезжал даже в Тольятти – у них была целая группа что называется «оторванных» детей – 12, 13 лет. Я сам с детства на мотоцикле и сейчас иногда балуюсь (улыбается). Правда, мотоцикл, арендую – «Хонду» шоссейную. Иногда отрываюсь, для получения адреналина. Вот и тогда, говорю: «Вы дайте этим ребятам какой-то экстрим! Раз они такие, может быть, из них потом новые Гагарины вырастут!» Тогда мэром Тольятти был Сергей Фёдорович Жилкин, царствие ему небесное, мы с ним были близкими друзьями. Я говорил ему: «Давай, может быть, какую-нибудь секцию для них организовать. Путь они что-то там ремонтировать будут, ещё что-то!» Я не случайно привожу этот пример, потому что мы, когда создавали программу «Дети Самары», мы всё там учитывали, туда включали. И я не случайно, большим разделом в своей программе 97го года включил раздел по детям. Увести детей из подъездов надо было!

А сейчас? Я смотрел бюджет – нет никаких социальных дотаций ни для каких групп!

А по транспорту?! Я ввел фактически бесплатный проезд для большой группы ветеранов, пенсионеров. То есть городская администрация Георгия Сергеевича Лиманского она всегда была социально-ориентированной!

Я помню, когда ко мне на улице подошла женщина в шубе из опоссума, в Ленинском районе. Говорит: «Ну и что, снизили Вы квартплату? Да лучше б подняли!» Я отвечаю: «Ну, вам-то, конечно, проще говорить! У вас шуба из опоссума! Её стоимость может покрыть двух или трёх годичную квартплату средней рабочей семьи!» Скажу так – меня всегда поддерживали люди, которые работали на заводах, рядовые граждане Самары, ну и молодёжь! Поддерживали люди, которые хотели что-то изменить. Глава города был их человеком!

- Георгий Сергеевич, для 97го года решение о снижении квартплаты в Самаре, было ведь более чем волевым, верно?

- Это было принципиальное решение, конечно! Борис Ельцин, после своего избрания на должность президента приезжал в «Волжский Утёс», его встречали и я в том числе, должен был по статусу. Видимо ему уже об этом кто-то доложил, может быть, Олег Николаевич Сысуев, может ещё кто, он сразу мне говорит: «Вы собираетесь снижать квартплату! Смотрите!»

И когда подошёл сентябрь, я долго думал, вспоминал, ночью это было. Вспомнил одну старушку, у меня даже есть с ней фотография. Я зашел в магазин в тот момент, когда этой пожилой женщине взвешивали одну сосиску. Я к ней подошел. Она говорит: «Ну а что сынок! Я одна осталась. Сын в Афганистане погиб, у дочери проблемы с мужем, на Севере где-то они». Конечно, я ей помог. Но помог одной. А мне хотелось помогать многим людям! И когда я подписывал постановление о снижении квартплаты, я вспомнил об этой женщине пожилой. И подписал! И вспомнил ещё своего отца, который говорил: «Если ты даёшь слово, ты его всегда держи!» Мой отец настоящий строевой офицер. Слово я своё сдержал.

И весь период своего нахождения в должности, до 2006го года, я всегда был под прессом. Со стороны всем кажется, что всё очень просто, на самом деле это не так.

Но, понимаете, я - патриот, и считаю чуждыми всякие «американские эксперименты» - нужна своя идеология свой подход. В этом вопросе я поддерживаю Владимира Владимировича Путина, который всегда опирается на патриотизм.

Но давайте вернемся к выборам. Они прошли в два тура. В первом туре Анатолий Михайлович Афанасьев лидировал, обходил меня где-то в 12-14 процентов, и все уже его поздравляли. Но во втором туре меня поддержал Киттер. Мы выиграли. Где-то 55 процентов голосов было отдано за меня. Я не буду сейчас называть фамилии, но некоторые тогда звонили даже губернатору, возмущаясь: «Ну как так?» Он говорил: «Ну а что тут можно сделать, если вал идёт голосов?! Вал!» Избирательные комиссии были заводскими, нельзя было применить к ним «американские технологии» - отпечатать бюллетени где-то в частной компании, использовать технологию «мельницы». Это, когда одному человеку дают десять бюллетеней с уже проставленными «галочками», они вбрасывают эти листы за того кандидата, на которого поставили «олигархи». В 1997ом году и в 2001ом году такого не было.

Мы выиграли. Торжественное мероприятие, вхождение в должность прошло во ДК Кирова. Потому что я обещал рабочим Безымянки, что это будет именно там. Хотя даже Константин Алексеевич Титов мне предлагал: «Давай в Филармонии. Там будет интеллигенция, симфонический оркестр». Я ответил: «Нет». В ДК Кирова пропускали всех, кто желал зайти. Хотя меня сразу хотели поставить в рамки чиновника – нельзя к нему подойти и так далее. А на торжественном мероприятии по вхождению в должность ко мне подходили женщины, спрашивали: «Георгий Сергеевич, выполните свои обещания?» Я отвечал: «Конечно, выполню!» «Но Вас же съедят! Снимут!» Я говорю: «Ну, съедят, снимут, пусть. Для меня же не важна должность сама по себе!» Ведь даже сейчас, я не иду на выборы, но я встречаюсь с людьми! Люди жмут мне руки! Отношения хорошие. Основная масса ко мне относится доброжелательно, потому что сделано немало мной в Самаре. Конечно, можно было бы сделать ещё больше, если не постоянные «наезды» со стороны тех, кто хочет по-другому. Тех, кто хочет совсем всё выдавить из простых людей. Но всему есть предел. Как великий Пётр Первый говорил: «Собрать с народа можно сноп, но не стог - иначе будет бунт». Да и на самом деле не в бунте дело, просто к людям надо всегда по-человечески относиться.

- Итак, Вы стали Главой города. А руководителю, как ни крути, нужна команда. Какими принципами Вы руководствовались, собирая свою команду?

- Совершенно простыми. Те люди, которые были в моём штабе, те, которые шли со мной – те же заводчане, я тоже брал их на различные должности. Игорь Станкевич, герой России, с которым я познакомился в Чечне, приехал, присоединился к нам. Командующий ПриВО, генерал-полковник Анатолий Ипатьевич Сергеев, рекомендовал мне офицеров через отдел кадров армии. Достойных людей, которые отвечали за жизни людей, руководили структурами. Сегодня иногда смотришь газеты, там критикуют, не зная, что глава бывший Октябрьского района Константин Фоменко, он был руководителем спецгруппы. Освободил очень многих из плена. Этот человек мог отвечать за людей – он был молодой, но мальчиком не был. У него были седые волосы уже – человек прошел через ужасы войны. Не дай Бог кому ещё всё это увидеть! Я знал биографии всех этих ребят. Но, подчеркиваю, что все эти люди пришли через рекомендацию штаба ПриВО и лично командующего.

Но основная масса осталась от Олега Николаевича Сысуева. Я специально к нему ездил, советовался и всех кого он назвал, всех оставил. Среднее звено, начальники управлений, заместители глав администраций районов и некоторые главы районов - продолжили работу. Также как и некоторые заместители главы города – Ушамирский, Василенко, Григоров! Волчкова Алла Александровна осталась, хотя она работала против меня – с флажками ходила и так далее. (смеется) Чертухина осталась на здравоохранении и так далее. То есть фактически остались те профессионалы, которые были необходимы городу. Я не тот человек «против, значит уходите», нет! Кадровая база осталась предыдущей. Считаю, что так надо делать всем главам городов. Исключением, пожалуй, должен стать сегодняшний период. Ведь Тархов Виктор Александрович, по сути, согласился сделать из города «акционерное общество». Это и мне предлагали, но я отказался, сказав: «Лучше я не буду главой города». Что такое акционерное общество? Акционерное общество – это завод, фабрика, а город это совершенно другой механизм. Здесь нужны другие рычаги. Нужно с людьми работать. Нужны социальные программы, дотации. И те люди, которые вошли в мою команду, они были именно такими. Они понимали, что надо работать с людьми.

Мы создали сеть общественных приемных. По нашему примеру, эти общественные приемные создавали потом даже на федеральном уровне, в Москве. Были программы поддержки ветеранов. Мы построили вместе с губернатором самый первый современный Дом ветеранов на проспекте Кирова. За 9 месяцев я построил Дворец ветеранов в парке 30летия Победы. Смог убрать с улицы Ленинградской рынок, который был там со времен Олега Николаевича Сысуева. Хотя было сложно, там торговали различные группы, в том числе и бывшие сотрудники силовых структур, выходцы с Кавказа. Но мы рынок этот убрали. Сегодня Ленинградская – центральная улица Самары. К сожалению, мы не успели завершить реконструкцию, а Тархов денежки, может быть, на что-то другое потратил, не буду гадать. Если бы я оставался Главой города, сегодня бы Ленинградская уже от Набережной до своего завершения, ближе к улице Неверова была бы сделана. Это было в наших планах, и я бы обязательно это сделал.

Работал со мной и Росовский Алексей Андреевич. К сожалению, он уже ушел из жизни. 18 лет он был председателем горисполкома, руководил городом. Я его просил, он до последнего работал со мной, работал он и при Олеге Николаевиче. Росовский приходил ко мне и говорил: «Я удивляюсь, ты добиваешься результата из невозможного, без денег!» Алексей Андреевич был моим доверенным лицом. Очень независимый человек был –его заставить что-то сделать – никогда! По характеру они чем-то похожи с Альбертом Михайловичем Макашовым. Макашова я тоже очень уважаю. Не зависимо от того, что его там причисляли к ГКЧП. Человек это очень твердый и очень порядочный.

- Георгий Сергеевич, сейчас уже абсолютно уверенно можно говорить о том, что в 97-2001ом годах Самара, будучи до этого обычным провинциальным городом, совершила настоящий прорыв в плане своего развития. Как Вам это удалось? У Вас какой-то особый стиль руководства?

- Я работал сутками, понимаете! Все 9 лет моего руководства городом, я служил и не выезжал за границу. А, в общем и целом я 15 лет за границей не был. Я всегда находился в Самаре, всегда был с людьми. Это седые волосы, переживания – я всегда работал, и также работали люди. Сейчас в администрации, не хочу говорить плохо, но вечерами там пьянствуют. Сидят и пьют. У нас такого никогда не было. Никогда! Люди всегда были заняты – планы, конкретные дела.

Георгий Лиманский

Во-первых, нам были оставлены огромные долги. «Мерседесовский кредит» - очень большой был. Этим кредитом, насколько мне известно, по России занимался Березовский. А где Березовский – там авантюра какая-нибудь в любом случае, это понятно. Мы расплачивались за этот кредит.

Во-вторых, большие долги были по здравоохранению, по образованию. По тем временам сотни миллиардов – тогда такие деньги были. Я не говорю о долгах по теплоэнергии.

Но, уже подходя к завершению первого моего срока полномочий, мы с долгами практически рассчитались. И уже начинали двигаться по программам – «Дети Самары», «Ветераны Самары», «Благоустроенный двор», «Самара - Чистый город». Мы укомплектовывали штат дворников, тогда уже начиналась эта миграция. Я специально принял генерала из Ашхабада – целого генерала! Он вместе с Горбуновым, начальником департамента кадров, работу по привлечению русскоязычного населения из Средней Азии. Давали им жильё, общежития, персонально под каждого человека!

На протяжении моего первого мэрского срока мы активно занимались проблемами ЖКХ. Пошла масштабная работа по профилактике тепловых сетей, водопровода. Мы начали строить насосно-фильтровальную станцию в Самарском Заречье. Когда я был повторно избран Главой города, мы этот объект завершили. Это чистая артезианская вода. Произошло смешивание воды в трубах на Хлебной площади – в Самарском, Ленинском районах качество питьевой воды намного улучшилось. Мы построили очистную станцию, на которой производилось обеззараживание воды ультрафиолетом. Наш коллектив даже получил премию правительства РФ – это уровень Госпремии. Работу мы проводили вместе с очень известным институтом – МФТИ – Московский физико-технический институт. Водой мы занимались очень серьезно. По плану должна была быть построена ещё одна станция в Кировском районе.

И, безусловно, реализовывался план перехода на мини-котельные, потому что эти «громадины», которые существовали в советский период времени давали большие тепло потери. А люди не должны платить за «воздух». Ведь те, кто даёт тепло, они спрашивают с нас за то, что у них «на выходе». Потому мы начали работу по созданию и реконструкции котельных. 113 километр, Мехзавод, в Советском районе, в Промышленном районе шли эти работы, можно ещё долго об этом рассказывать. Эта работа была нужна, ведь прежде чем даже вводить счетчики, нельзя ставить на колени и предприятия – те, которые не виноваты, что в наследство им достались устаревшие системы. Параллельно занимались работой по социальной защите населения. Ставили счётчики ветеранам войны, участникам ВОВ. У нас был отдельный план по ветеранам – мы ремонтировали им квартиры.

13

К концу моего первого срока полномочий мы преступили к реализации программы по строительству бесплатного жилья для учителей и врачей. И успешно её выполняли. Если брать с «повторным заселением» - это сотни квартир! Врачи и учителя увидели – есть какое-то движение! И профкомы как-то оживились! Папочки, журнальчики очередности стали из пыли подниматься – вопросы решались. Я понимал: семья из двух учителей, муж и жена – ну где они возьмут деньги на квартиру? Я считаю, что любой кредит – он должен быть посильным для семьи. Он не должен быть больше 10ти процентов от суммарного дохода. Тогда можно платить 10, 15, 20 лет. В Японии, например, 7-9 процентов. У них там система такая: приходит молодая семья, получает различные кредиты, они работают в этой фирме до 40-45ти лет и расплачиваются.

Возвращаясь к детям, отмечу, что мы практически в каждой школе проводили уроки мужества. Приглашали военных – ветеранов, героев Советского союза, героев России. Имена ребят, погибших в Афганистане, давали школам. В Советском районе я открыл Кадетских корпус, вместе с атаманом Гусевым. Это было правильное решение – ребят из проблемных семей одели в военную форму. А форма всегда дисциплинирует! Если бы я оставался на должности Главы города, у нас в Самаре снова было бы открыто Суворовское училище, которое появилось здесь в годы Великой Отечественной войны. Было помещение, была и договоренность у меня с министром обороны, но, к сожалению, реализовать задуманное не удалось.

14

То есть моими приоритетными задачами всегда были: социальная защита населения, дети, снижение нагрузки кризисных явлений, которые с 90ых годов будоражат Россию.

Я жил в Доме Железнодорожников, на днях я снова там был, сидел на лавочке, многих, конечно уже нет в живых, то те, кто сегодня там живёт, вышли пообщаться. Говорят: «мы только вчера Вас вспоминали!» А я первым делом, когда избрался в 97ом году, я начал наводить порядок со своего двора. Дорожки заасфальтировал, сделал красивые клумбы, детские площадки – дабы показать образец. Меня тогда критиковали, но я сказал: «Прежде всего, надо начинать с себя!»

- Георгий Сергеевич, а когда и как появился слоган «Самара – сильная и просвещенная», который стал девизом нашего города на долгие годы?

- Общаясь с Дмитрием Ильичем Козловым, общаясь с ветеранами Авиационного завода, завода Фрунзе, с Шитаревым Игорем Леонидовичем – это замечательные люди, общаясь с руководителями завода Масленникова, с рабочими… помню, когда приезжал в 97ом году Александр Лебедь, он мне говорит: «Давай на завод Масленникова съездим!» Там он выступил. И вот встал один из рабочих и говорит: «А мы Георгия Сергеевича и так хорошо знаем! Мы будем за него голосовать! Он помог сохранить аллею ветеранов!» Эта аллея сейчас, к сожалению разрушена.

Я думаю, что сам народ вдохнул в меня эту силу, для того, чтобы появился такой слоган – «Сильная просвещённая Самара»! Потому что народ Самары сильный, народ Самары просвещённый – у нас огромное количество ВУЗов! Сила Самары определялась ещё и тем, что у нас замечательные в городе спортсмены! Сколько у нас секций, сколько у нас в тот период времени было детских спортивных школ! Александра Алексеева мы сделали чемпионом на чемпионате мира по боксу в Китае – я уже в то время повторно был выбран мэром. Олег Саитов! Василий Шишов – великий чемпион! Хабиль Бикташев, его называю, потому что сам дзюдо занимался. Много у нас именитых спортсменов! Но, конечно, под силой подразумевалась не только сила мускулов, но и огромный интеллектуальный потенциал Самары. Российские космонавты летают на ракетах, сделанных в нашем городе!

Поэтому девиз «Самара сильная и просвещённая» никогда не должен умирать. Согласно древней китайской мудрости – сначала появляется идея, а затем должен обязательно появиться харизматичный правитель, должен быть вождь. Даже в демократическом обществе все равно должен быть лидер. Человек, который сам верит во всё это и ведет за собой людей. Если руководитель халтурит, если он «барин», сквозь зубы разговаривает с людьми – ему не поверят! Это, как с детьми. Если ты берешь ребёнка на руки, а внутри у тебя гнилость - ребёнок к тебе на руки не пойдёт, он обязательно заплачет. То же самое с животными, с птицами. Они чувствуют это.

- Ну а как в то время складывались отношения Самары и Ваши лично с руководством губернии?

- Было непросто, конечно. Константин Алексеевич Титов он человек своеобразный, но тем не менее мы находили общие азы. У нас была с ним прямая связь. И я могу отдать должное – в течение 10ти минут, в любое время суток я мог всегда связаться с губернатором. И он тоже, если меня вызывал. Он мне порой говорил так: «На твоем месте я вел бы себя так же. Так же защищал интересы людей, также критиковал бы меня!»

Константин Алексеевич Титов – он истинный демократ. Именно он поддержал нашу концепцию прямых выборов в Самаре. Демократия есть процесс долгий, болезненный, столетиями его страны проходят! Но даже если что-то не получается, нельзя откатываться назад! Помните, какой митинг мы провели тогда в защиту «Народного устава»! 30 тысяч человек вышло! Представители Антанты хотели избирать сити-менеджера из числа депутатов гордумы. А я считаю. что эта идея неправильная. «Менеджер» он и есть «менеджер», а Глава города, которого действительно народ избирает, а не просто фамилию эту нарисовали в бюллетене – и народ чувствует ответственность, что за него проголосовал, и сам Глава города чувствует эту ответственность. Это основа всего.

Я считаю, что девиз «Сильная просвещённая Самара» - мы не зря его везде использовали. Я поздравлял школьников и писал «Самара сильная и просвещённая», это наш лейбл, как у американцев «американская мечта»! Каждый чувствовал! Я всегда говорил: «Мы - сильные!» И родителям советовал: «Детям говорите, что Вы самые сильные, самые лучшие!» Если всё время стучать и говорить: «Ты дурак, ты дурак!» - у человека просто руки опустятся. А у меня всегда была позиция, что мы самые сильные!

Тем более, что в годы ВОВ Куйбышев делал снаряды для «катюш» на ЗИМе, мы Илы отправляли на фронт! Это всё наши деды, отцы делали! Сейчас говорят: «Мы самарские!» Самарцы – это те люди, которые любят свой город. У меня отец военный, я не здесь родился, но я живу здесь с десяти лет, то есть вся сознательная жизнь здесь прошла с небольшими перерывами.

Но подведу итог. 1997-2001 годы были временем формирования программ, временем стабилизации ситуации в жилищно-коммунальном хозяйстве, временем социальной защиты населения, снижением квартплаты, определением стратегии, планов по развитию города – «Самара лучше всех!», движением к созданию «Ассоциации городов Поволжья», которую никто не мог создать, никак не могли определить, кто будет «старшим» на Волге? Но в итоге, возглавил эту ассоциацию именно я.

- Георгий Сергеевич, спасибо за беседу. Надеюсь, мы будем обновлять данный раздел сайта, исходя из вопросов, поступающих от наших посетителей через электронную почту.

Другие материалы в этой категории: « Вхождение в политику
Курсы валют Центробанка
на 25.05.2017 г.
usdUSD56.27(-0.28)
eurEUR62.92(-0.70)

ВКонтакте Twitter You Tube